ЭРОТИКА

Владимир Семенов, г. Красноярск http://vladimirsemenov.ru

Намётанным взглядом профессионала Алексей давно уже определил, что девушка лежит без чувств. Во всяком случае - приятных. И это - несмотря на все его усилия, ухищрения и прочие принимаемые им меры. Уже были перепробованы пятьдесят четыре позы из “Камасутры”, произнесены все двадцать пять ласковых слов, которые он знал, но толку было - ноль. Алексей понял, что ещё полчаса - и опять начнутся эти противные головные боли в половом члене, да и силы уже покидали его. “Пора кончать…” - забилась в голове спасительная мысль…
Кончив, он лёг на спину и начал анализировать - в чём была его ошибка. Вроде бы всё было как всегда. К девушке на улице начал приставать хулиган. Правда, негодяй успел только спросить - который час, когда своим любимым, отработанным до автоматизма приёмом, в переводе с романтичного китайского языка называющимся “солнечный удар в солнечное сплетение”, Алексей уложил его на тротуар. Как всегда, посадив благодарную девушку в свой “Мерседес”, он привёз её к себе домой. Музыка, текила, джакузи, умные разговоры, которые девушка слушала, развесив уши и широко раскрыв глаза и рот… Что, однако, её совсем не портило. Она была прелестна…
Обсудив с гостьей своих знакомых “звёзд” эстрады и кино, что само по себе зачастую доводило представительниц прекрасного пола до оргазма, он на руках отнёс её в постель…
А толку не было. Партнёрша была безмолвна, неподвижна и не проявляла никаких признаков удовольствия. Где-то через пару часов Алексей даже засомневался - жива ли она и, раздвинув ей груди, положил ухо на обтянутые тонкой бархатистой кожей рёбра. Сердце билось, как маленькие дамские часики - негромко, но чётко и быстро. Жизнь явно не торопилась покидать это соблазнительное многообещающее тело. К тому же Алексею уже неоднократно приходилось затрахивать девушек насмерть, и все они, прежде чем умереть, долго бились и кричали в полном экстазе. На этот же раз его мужская гордость была уязвлена. Тем более что сам он всегда хвастливо заявлял, что фригидных женщин нет, а есть лишь неумелые мужчины…
Алексей искоса взглянул на лежавшую рядом загадочную гостью. Его глаза уткнулись в идеальной формы грудь, как указатель на вершину блаженства соблазнительно торчавшую вверх, и увенчанную таким бравым, таким притягательным соском, что он в очередном приливе страсти вдруг обхватил его губами и начал жадно сосать, причмокивая от удовольствия. Желание снова овладело им. Алексей начал гладить девушку, тщательно ощупывая все попадающиеся под руку прелести. Грудь, живот, бёдра… Пальцы привычно двигались к самому потайному месту и уже почти проникли в него, однако внезапно какое-то препятствие помешало этому проникновению…
“Так ты что - девочка?!” - от неожиданности и ужаса вскрикнул Алексей, хотя ответ был ясен и без каких-либо комментариев. “Да-а…”, - тихонько и виновато произнесла она. Голос у девушки оказался очень чистым и приятным, но Алексею было не до того. “Господи, так промахнуться!.. - застучало по мозгам. -Позор… Чёртова текила! Что она обо мне подумает?!”. “Почему же ты сразу не сказала?!” - растерянно спросил он. “Я стеснялась…” “В сексе не надо ничего стесняться”, - понемногу приходя в себя, назидательно произнёс Алексей. “Правда?!” - радостно воскликнула девушка и, не дожидаясь подтверждения, схватила его за покрасневший от стыда член, стесняться похоже, перестав сразу и навсегда. Губы её, мягкие и неумелые, сомкнулись на нём и стали двигаться туда и обратно, всё сильнее и быстрее, сильнее и быстрее… Не в силах терпеть далее эту сладостную пытку, Алексей бросил девчонку спиной на подушку и сделал, наконец, то, что должен был сделать ещё несколько часов назад. Раздался громкий треск - кровати или чего-то другого - ему было всё равно, девушка восхищённо, как ему показалось, вскрикнула, потом начала стонать и изгибаться, как бы пытаясь об-хватить собой всё его тело целиком. Никогда он ещё не испытывал такого наслаждения… Вдруг де-вушка снова закричала, что есть мочи - таким знакомым ему криком испытывающей оргазм самки. И он, чувствуя, что всё кончается, тоже закричал. Даже, скорее, зарычал, ощущая себя могучим львом, удовлетворившим, наконец, свою прекрасную львицу…
В дверь комнаты кто-то постучал. “Алёша, у тебя всё в порядке?” - раздался обеспокоенный голос матери. Алёша - худосочный пятнадцатилетний подросток, испуганно забросил мокрое полотенце под кровать и, ответив: “Конечно, мама, я математику делаю”, - в самом деле взялся за учебник. Экзамен был уже на носу, и особо фантазировать было, в общем-то, некогда…

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ «ФАВОРИТ»*

Владимир Семенов, г. Красноярск http://vladimirsemenov.ru

Глубокоуважаемая редакция! Пишет вам мехонанизатор калхоза «Путь мазохизма» Растягаев Фёдор Евлапьевич по очень важному делу. Пердуперждаю, что мужик я простой, малограмотный (10 классов среднего образования), да и слух меня иногда подводит - может, что не так понял, или что не так напишу - не будьте в обиде. Ну, начну по порядку. Откормил я в этом году поросят, да и сдал заезжим коопиратам. Деньги взял хорошие, а куда их прихреначить, ума и не приложу. Вроде всё у меня есть, что расистскому хренстьянину надо. Машина мне не нужна - тут окромя, как на трахторе, никуда и не проедешь, а трахтор я давно уже плеватизировал. Видео тоже ни к чему. Херотики всякой и так полная деревня, включая скотувложество и группой в ухо. А как мужики по пьянке схлестнутся - куда там американским ебовикам с их шваркценеграми, джеками с чанами и прочими рваными дамами. Проституции у нас тоже никакой - все дают всем, всегда и везде (вечная радость пиз…). Ой, извините, что я нечаянно чуть не написал плохое слово пиз… Тьфу! И решил я вложить свои денежки в приебыльное дело. Тут как раз по елевизору рекламу кажут - завелось, мол, в городе не то О-гО-гО, не то О-хО-хО какое-то - «Тёплая компания» называется. Вроде чтоб народ отключений тепла не опасался, будут там из опилок дрова прессовать, да населению втридорога продавать. Денежки просто рекой потекут. А пока они для начала какие-то акции продают, по которым через год будут удивиденды платить. Это, говорят мужики, деньги такие. Ну такие большие, что просто удивительно.
В общем, посоветовались мы с женой, Фёклой Эдуардовной, и порешили - чем такую сумму дома
держать, да трястись - как бы не пропить, вложим всё до копейки в полезное народу дело. К тому же - с немалой выгадой для себя. Как порешили, так и насраение стало весёлое такое. Сели с женой в обнимочку, песню запели: «Сладкая ты моя, из говна конфетка». В город, правда, ехать-то боязно было - там, говорят, от киллеров каких-то совсем житья не стало. Но, как говорит наш завклубом по прозвищу Онанист, глаза боятся, а руки делают…
Короче, наутро и поехал. А в городе, совать-вынимать, народ кишит, как тараканы в калхозной столовой, красные девицы с чёрными хлопцами под ручку ходят, везде шум, торговля, ни хрена не поймешь. Спросить бы у кого, но к первому попавшемуся ведь не подойдёшь. Подхожу ко второму и конспиративно так - чтобы не догадался, что к чему, спрашиваю: «Где тут «Тёплая компания» находится? А то мне в неё срочно нужно кое-что вложить - пока не потерял, или не ограбили». Посмотрел он на меня с большим интересом, потом подзывает какую-то девицу, с ног до головы расфуфыренную, и говорит мне: «Познакомься - это Лена. Она тебе всё покажет». А девка, я вам скажу, классная! Как Нюрка со свинофермы, только сиськи выше пояса. Ну, садимся мы с ней в такси и приезжаем чёрт знает куда - место глухое и безлюдное. «Где, - спрашиваю, - здесь «Тёплая компания»-то?» «Насчёт тепла, - отвечает, - ничего обещать не могу, а компания сейчас прибудет». Тут выходят из-за угла четверо мордоворотов и к нам направляются. «Ну, - думаю, - ёлы-палы, суп с хрюкадельками, такая компания меня не устраивает!» Оружия у меня никакого нет, что делать - не знаю. Со страху как пальнул - чуть штаны не слетели. Не хуже газового письтолета или даже перданки какой подействовало. Ну, пока они там корчились, да глаза тёрли, меня, ясное дело, и след простыл.
Бегу злой. «Ох, - думаю, - Лена, ерша тебе вместо члена… Чтоб у тебя выебратор в самый приятный момент взорвался!» Добежал до какого-то ресторана, решил перекусить, отдохнуть, прикинуть, что дальше делать. Заказал себе водки распутной, кое-что из еды, шоколадки иносраные - «Ебаунти», «Милке влей» и не то «Сикерс», не то «Соснихер-с» взял для пробы. И знаете, развезло меня, полегчало на душе, и запел я потихоньку свою любимую: «Сладкая ты моя, из трусов резинка». И тут вспомнил, что деньги-то у меня в трусы зашиты. Стал доставать, ну и порвал резинку. Трусы, понятно, свалились, народ ресторанный, как мою балдушку увидел, так и обалдел весь. И орхерстр играть перестал. Короче - немая сцена, как в книжке про Муму. Тут официант подбегает, хватает меня за руку, что-то шепчет про женщин, деньги, и из зала тянет. Я ему - счёт, мол, давай, а он - плевать на счёт, я с тобой миллионером стану. Тут я и вырубился. Притомил меня, видать, город этот.
Просыпаюсь непонятно где, рядом какая-то баба пышнозадая лежит и человека примерно три мужиков стоят. Оказалось, это местные мафиозники, а баба - их секс-экспердтка, она уже провела испытания и теперь никак не хочет уходить. Вроде как такой замечательной супермудели она в жизни не встречала. Я как услыхал про мафию - сразу за трусы. А они засмеялись: «Твои гроши, - говорят, - нам не нужны». А нужен им я - объебалденный мужчина, на котором можно делать большие деньги. Я тогда им возьми, да и сообщи, что у нас в Перделкино все мужики - такие же. Они аж затряслись, стали расспрашивать, пришлось расколоться, что наши бабы уже, почитай, лет двести водку на аморальном корне настаивают, вот мужики такие пенистые и вырастают. Их главарь занервничал, «быстрее, - говорит, - поехали к ним в деревню, мы там мировой центр секс-индусрии сделаем!»
Сели мы в какой-то винно-марочный автомобиль, тронулись. Охранники, заразы, набились, как камни в почке - не продыхнуть. Двое меня за руки держат - чтобы не сбежал, а один, поздоровее, за … Ну, в общем, как они мне объяснили, чтобы если авария или ещё там чего - так чтоб не повредился. А я, признаться, загрустил. «Прощайте, - думаю, - мои свинки, козы, да тёлки деревенские, теперь мне будет не до вас. И жена, наверное, огорчится - ей уже вряд ли что перепадёт…» Под эти мысли придремал маленько. Вдруг слышу - выстрелы. Открываю глаза - ничего не пойму - машина закувыркалась, меня в форточку выбросило, а остальные вместе с машиной в овраг упали. Лежу в кустах - нос разбит, в трусах чья-то рука, какие-то люди ходят вокруг, стреляют. Прямо фильм с Бельмандой, да и только. В общем, полный беспердел. Потом всё утихло.
Ну, я трусы, изнутри малость испачканные, скинул, а руку оторвать не могу - как в тиски попался. Пришлось её на один булыжник положить, а другим сверху шмякнуть… В общем, на этом всё моё пизднесменство и закончилось. К вечеру до дому добрался. Жена, понятное дело, на конюшне (она всегда, когда меня долго нет, на конюшню ходит). Дождался я её, рассказал ей о своих приключениях. Она со срадости, что живой остался, даже слезу спустила, на нос мне мазь имени поэта Вишневского - вонючую такую - намазала, с ложечки бальзамом «Наебиттнер» напоила, а потом и спрашивает: «А деньги-то где?» О, господи, я же их сгоряча с трусами выбросил! Она аж подвскакнула. «У тебя, - говорит, - Федя, член, как у медведя, а мозги - как у курицы!» Я, понятно, обиделся, но интеллигентно так ей отвечаю, что: «Твой папа Эдик - наркоман и педик». И, чтобы место своё знала, в ухо ей заехал. Потому как со слабоумным полом спорить - себе дороже. Короче, поссорились мы. Лишь через неделю решился я съездить на то место за деньгами, но там уже поработала милиция и все деньги спёрнула. Как корова хвостом слизнула… Жена всё это время на конюшню ходила, но потом мы помирились и зажили по-прежнему.
Но мне утраченные проспективы покоя не дают. Посоветовался я с мужиками, с пердсердателем, и решили мы всем калхозом в Америку подмахнуть. Зарабатывать, так валюту, не уступающую по твёрдости нашим инсрументам. Но только ни наш пердсердатель, ни вправляющий в этих делах ни хрена не смыслят, поэтому нам нужен менедхер с хорошей головой, чтобы эффиктивно распорядиться нашими головками. Мы прочитали уже много газет, но ваша - лучше всех. У вас, наверное, найдётся подхотящий человек. О деньгах договоримся. Можем тёщу поставить на ебонементное обслуживание. Ещё раз извините за описьки и прочие оговорки.
Ждём ответа. По поручению собрания калхозников искренне ваш Растягаев Ф. Е.

1995 - 2002

* «Фаворит» - в 90-ые годы красноярская газета для мужчин