Новый дипломатический термин: недружественный половой акт.

Владимир Семенов, г. Красноярск http://vladimirsemenov.ru

Все последние дни учёный находился в состоянии эйфории - в результате нескольких лет напряжённых исследований и мучительных размышлений ему удалось, наконец, доказать, что жизнь - дерьмо.

Фрикционная передача любви…

«Гляжусь в тебя, как в зеркало… Русской революции», - напевал обычно Владимир Ильич, часами просиживая перед портретом Льва Толстого.

Чтобы молодые солдаты быстрее научились ползать по-пластунски, им ежедневно выдавали по литру водки.

В результате аварии у водителя поубавилось внутренних органов, зато наружных стало гораздо больше…

Появление в городе небезызвестного Луки М. врачи назвали гинекологической катастрофой.

Свинья познаётся в еде…

-Долой оковы нудистской морали!

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто любовник твоей жены.

Всю ночь он пытался втереться к ней в доверие, но смог добиться лишь нескольких оргазмов.

Интересно: то, что в словах «депутат» и «путана» так много общего, это случайность?

«В доме повешенного не говорят о верёвке» - напоминали таблички, расставленные по всему дому повешенного.

Вопрос жизни и смерти стоял ребром…

-Трудолюбия-то у меня полно, да только мне лень им пользоваться…

А нам не страшен ни вал девятый, ни холод вечной мерзлоты…

Владимир Семенов, г. Красноярск http://vladimirsemenov.ru

1. А нам не страшен ни вал девятый,
Ни холод вечной мерзлоты.
Плюём на них мы из тёплой хаты
С пятиэтажной высоты.

2. Балалайку в руки возьму -
От души тебя отбалалаю.

3. Мы ползём на бровях…
Потому что так мы пьём нашу водку!

4. Рука крепка, и тапки наши быстры.
И наши люди мужества полны.
В строю стоят и прачки, и министры,
И тараканы все обречены!

5. Как часто вижу я сон,
Свой удивительный сон -
Зима, а я, как дурень, без кальсон.

6. Который месяц не снимал я гимнастёрку.
Который месяц не расстёгивал штанов…

7. Чем меньше женщину мы любим,
Тем у неё всё больше нас…

8. А у нас во дворе есть девчонка одна.
Или, может быть, две. Их никто не считал.

ГАЗЕТА «КОМОК»

Владимир Семенов, г. Красноярск http://vladimirsemenov.ru

В 1997-2001-ом годах Владимир Семенов сотрудничал с газетой «Комок» - многие годы самым «крутым» изданием Красноярского края. Встретили его там на «ура», вроде по достоинству оценили представленные им произведения, стали платить неплохие гонорары. Но через непродолжительное время начались некоторые трения…
Тут нужно сделать небольшое отступление. Юмором в газете занималась госпожа К. К этому занятию она пришла следующим путём: после окончания филфака устроилась в «Комок» корректором, когда в газете решили завести юмористический раздел, вызвалась его вести. Короче, профессионал в вопросах юмора - ну просто высший класс…
Постепенно у Владимира накопился немалый запас недоумения по поводу большого количества отклонённых редакцией его вполне замечательных произведений, по достоинству оценённых и другими издателями, и народными массами. А также по поводу того, что произведения экстракласса зачастую отклонялись, а то, что послабее, выбиралось для опубликования…
Здесь следует сделать ещё одно отступление. Контактируя с множеством СМИ, Владимир давно уже пришёл к выводу, что часть редакторов страдает некой неизлечимой «редакторской болезнью». Проявляется она в форме двух видов патологий: непреодолимого желания чего-то в авторских материалах «править» (зачастую полностью приводя произведение в негодность), и столь же непреодолимого желания что-то из предоставленного автором отсеять. Очевидно, таким образом редактор самовыражается, поднимает свою значимость, в первую очередь - в своих собственных глазах. Были большие подозрения на вторую из патологий. Чтобы одновременно доставить удовольствие редактору, и добиться-таки опубликования достойных творений, Владимир решил прибегнуть к хитроумному тактическому приёму: подавал иногда на рассмотрение редакции замечательную вещь в окружении специально сочинённых «пустышек» - в надежде, что, отбросив их, редактор удовлетворит свою потребность, а хорошее произведение оставит. К немалому ужасу Владимира, зачастую выбрасывалось именно ценное, а то, что следовало выбросить, публиковалось…
Положение усугубилось ещё и тем, что на денежный «Комок» налетели и другие юмористы, в частности - некто Екс, произведения которого из-за их очевидного даже неспециалистам убожества Владимир именовал не иначе как «екскрементами». Тем не менее, данного сочинителя (впоследствии сделавшего неплохую карьеру. Как говорится, помогать надо талантам, бездарь пробьётся сама…) взяли в штат.
До сих пор Владимир с содроганием вспоминает период, когда еженедельно покупая свежий номер «Комка», он зачастую вообще не видел в нём своих произведений, зато публиковалось такое, от чего у него самого и всего его окружения просто волосы вставали дыбом. Полнейшая пустота, помноженная на дебилизм…
Попытки Владимира объяснить редакции - что к чему, натыкались на полное непонимание. Вероятно, исторически сложившуюся «крутость» своего издания члены редколлегии автоматически переносили на себя, и не допускали мысли о том, что они могут чего-то не понимать, или понимать неправильно…
Однажды Владимиру это осточертело, он написал руководству «Комка» письмо, в котором излагал своё недовольство существующим положением и пригрозил вообще уйти из этого издания. Был получен приведённый ниже ответ (из него удалены имя редактора К. и коммерческая информация).

komok

Увеличить

После этого Владимир ещё два года сотрудничал с «Комком». В конце концов всё опять стало невыносимо. Владимир просто плюнул на это издание (нервы были дороже неплохих гонораров. Последних, впрочем, по справедливости должно было быть гораздо больше). Уходил в уверенности, что с таким руководством газета рано или поздно загнётся. Эта уверенность базировалась и на том, что в «Комке» публиковались зачастую вообще неприемлемые вещи типа истеричного кликушества В. Новодворской, преисполненные какой-то патологической зверофилией статьи местной журналистки, являющейся по совместительству женой известного местного писателя, ничего не дающие ни уму, ни сердцу провинциальные рассуждения которого также являлись неотъемлемой частью издания… Много было ерунды, некомпетентности, и пр… (Небольшой штрих. Постоянный составитель кроссворда периодически просто поражал своей безграмотностью. К примеру, у него плодом капусты был кочан, а чешуя рыбы - её кожей.)

В прошлом году Владимир Семенов отсудил у «Комка» пятьдесят тысяч рублей (можно было тсудить гораздо больше, но очень поджимало время) за уже НЕЗАКОННОЕ использование в этом издании его произведений. Но взыскать даже эти деньги не удалось. К моменту начала исполнительного производства тот «Комок» сдох, и ним были похоронены все его долги…