ГОВОРИТ И РАССКАЗЫВАЕТ СТАРШИНА ДУБОВ

- Рядовой Хохленко, вам родители сало прислали? Ну, на “нет” и увольнения нет.

- У вас, Васькин, я вижу, в одно ухо влетает, а в два вылетает.

- Девушка пройдёт, и вы её больше не увидите. А вывихнутые шеи долго лечить придётся.

- Если не знаете, куда стрелять - ориентируйтесь на голос командира.

- Я - не то, что некоторые, рукоприкладством не занимаюсь. Но, в случае чего - пинков наставлю.

- Солдат должен уметь ориентироваться по Солнцу, карте, компасу и командам старшины.

- Петров, что вы так медленно едете? Газу побольше давайте. Да не этого!

- Кто долго встаёт - тому старшина поддаёт.

- Что, Сидоров, о невесте скучаете? Я о своей тоже скучаю. Уже, почитай, лет двадцать не виделись.

- Сержант Петров, объясните рядовому Хулдыбердиеву стратегию и тактику мытья полов в казарме.

- Завтра нам, товарищи солдаты, предстоит марш - бросок, так что хорошенько подготовьтесь -  почистите сапоги, подшейте чистые воротнички, уставы почитайте.

- Что-то вы, Петров, сегодня не причёсаны, и побриты плохо. Прямо Карл Маркс какой-то!

- Если увижу, что кто-то по территории части в грязных портянках ходит, я ему самолично в эти портянки высморкаюсь, и надеть заставлю.

- Зря вы, Сидоров, надеетесь уговорить медсестру. Её ещё ни разу никому уговаривать не пришлось.

- Рядовой Сидоров, застегните штаны и слазьте с танка. Пора бы уже знать, что пушку шомполом чистят.

- Что-то вы, Сидоров, как я погляжу, слишком умный. Ну, ничего, армия и не таких исправляла.

- Сегодня при рихтовке пушки ефрейтор Петров послал рядового Хулдыбердиева на х…, а сержант Иванов - в п… Это, товарищи солдаты, вы неправильно поступили. Если уж посылаете, то посылайте в одно место. Не разорваться же ему, в самом деле.

- Сегодня рядовой Васькин, несмотря на подбитый глаз, наконец-то отстрелялся, как положено. Объявляю тумбочке, об которую ударился Васькин, благодарность, и намекаю ей, что рядовые Хулдыбердиев и Фролов также нуждаются в корректировке зрения.

- Кто хочет проводить медсестру до госпиталя, поднимите… Сидоров, я имел в виду руку. Вечно вы торопитесь!

- Сидоров, вы что, заболели? Что это вы так плохо едите? Все ещё только первое едят, а вы уже всё проглотили.

- Я бы, конечно, мог вам сказать, кто из вас - придурки, а кто - полные дураки. Так ведь дураки обижаться будут.

- Рядовой Сидоров, что вы смотрите на меня, как идиот на идиота?

- А вы, Сидоров, напрасно смеётесь. Здесь вам не дома, здесь вам мамкину сиську никто сосать не принесёт. Здесь у вас вместо мамки - старшина.

- Солдат должен о службе думать. А кто будет думать о бабах или об выпивке - накажу собственноручно, посредством наряда.

- А вы, рядовой Сидоров, когда триппер подхватывали, о своих товарищах подумали? Ведь вы же их всех перезаразить могли!

- Сидоров, вы меня удивляете. Только вчера так плотно позавтракали, а уже опять есть просите.

- Ну, вы пока ройте, а я пойду, уточнюсь у начальства - где должна яма располагаться.

- Условный противник, товарищи солдаты, пока не подъехал по причине отсутствия соляры. Так что наступать будем без него.

- Если враг не сдаётся - его уничтожают. К тараканам это тоже относится.

- Стоите вы тут, Петров, с умным видом, и не понимаете, что тем самым позорите высокое звание сержанта.

- Сидоров, куда летишь? Ползи медленней, а то я тебя пешком догнать не могу!

- Чего тут разглядывать? Тут и на ощупь хорошо видно.

- При движении надо смотреть под ноги, чтобы видеть - обо что спотыкаетесь.

- Я что-то не пойму, Петров - вы что, шибко умный, или придуриваетесь?

- Солдат без портянок - всё равно, что баба без прокладки.

- А недавно рядовой Сорокин тайно занимался в туалете онанизмом. Стыдно, товарищ Сорокин! Что же это вы от коллектива отрываетесь?

- В бою главный закон: выжил сам - помоги товарищу.

- Да я на танке уже столько километров проехал!.. Как три раза до Луны и пять раз обратно!

- А тех, кто в увольнение в город пойдёт, предупреждаю: на голое тело никого не надевать!

- Для настоящего мужика двадцать третье февраля – всё равно, что для педика – восьмое марта.

- Учиться водить танк будете по очереди – один управляет, остальные толкают, потом – меняетесь. А там, глядишь, и соляру подвезут…

- А насчёт медсестры – даже и не надейтесь, она никому не даёт. Сам проверял…

- У нас в армии – свобода вероисповедания. Поэтому кто хочет – может пойти в красный уголок и помолиться на портрет Верховного главнокомандующего.

- Да как у вас, рядовой Петров, вообще рука-то поднимается?! По ночам, значит, мастурбируете, а потом этой же рукой командирам честь отдаёте?!

- У солдата дело простое - тащи больше, стреляй дальше, пока летит – отдыхай.

- Для тех, кто не понял, повторяю – строевую песню поют в ногу. А те, кто будут петь не в ногу, рискуют после занятий получить от старшего сержанта Хулдыбердыева в ухо.

- С такими придурками, как вы, в трёх соснах заблудиться можно…

- Что вы мне, рядовой Шевчук, своей Конституцией тычете? У солдата одна Конституция – Устав!

- Вы, Сидоров, Шифрина по телевизору видели? Вот не будете спортом заниматься, и вы таким же станете, и над вами все смеяться будут.

- А вам, рядовой Ванштейн, за покупку резиновой бабы и устройство в казарме публичного дома – три наряда вне очереди! И все деньги, продукты и обмундирование своим товарищам – вернуть!

- Если кто будет по ночам неуставными отношениями заниматься, то тех я самолично по чешущимся местам уставом же и отлуплю!

- Я что-то не пойму, Сидоров, что означает ваше “А у меня уже стоит”, когда по утрам “Подъём” командуют …

- Шлем танкисту нужен не для красоты, а чтобы танк мозгами не пачкать.

- Кто хочет служить в горячей точке – поднимите руки. Я сказал – руки поднять, а не глаза опустить!

- Каждый танкист должен знать лишь одно правило дорожного движения – по какой дороге едет танк, та и главная.

- Если кто соберётся письмо домой писать – текст письма получите у командира роты.

- И какого хрена вы, Зайцев, пишете подруге, что служите в горячей точке?! Не так уж у вас на кухне и горячо…

- Танки, конечно, грязи не боятся, но вы бы, Сидоров, на всякий случай все-таки умылись…

- Разъясняю молодым солдатам, что “деды” просто так шутят, и команда “Отбой” согласно уставу никакого отношения к отбиванию почек не имеет.

- А если ещё раз услышу, что кто-то меня страшинОй называет, то не хочу вас пугать, но писаться в постель он до конца жизни будет.

- Работа – не волк, а рота – не полк. Так что, сами понимаете, один в поле не воин.

В. Шендерович как зеркало российской ура-демократии

Материал под приведённым названием с многочисленными комментариями к нему можно прочитать в одном из блогов Владимира Семенова. Вот здесь http://gidepark.ru/user/937478540/article/245749.

НЕЧИСТЬ В СВОЁМ РЕПЕРТУАРЕ

Осенью 2009-го года Владимир Семенов создал подборку из 93-ёх своих старых и новых одностиший, и выпустил её (ЕСТЕСТВЕННО, ПОД СВОИМ ИМЕНЕМ) в Интернет. Подборка была на ура встречена пользователями, и разошлась по сотням сайтов.
Однако кое-кому такой расклад - как нож в горле. Ведь всем, кто что-то смыслит, и знакомится с этой подборкой, становится понятно - кто на САМОМ деле является “непревзойдённым мастером одностиший”.

И уже эта новая подборка - в плюс к множеству более ранних лживых публикаций - распространяется теперь по сети под именем Вишневского. В основном - под “лозунгом” “Люблю Вишневского , его одностишья -это нечто !!!”. Сотни читателей выражают в комментариях своё восхищение Вишневским, читая одностишия Владимира Семенова. Тысячи уходят с соответствующих сайтов без комментариев, но с мнением о том, что Вишневский - гениален…

И этих подлых публикаций уже довольно много. Вот так действуют бездарные, но раскрученные авторы, неспособные состязаться в творчестве, и использующие самые подлые приёмы, чтобы общество продолжало верить в их мифические таланты…

Полная версия этой записи здесь http://vlansem.livejournal.com/.