ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК

(Русская сказка)

Жили-были царь с царицей, да с дочерью – молодицей (вообще-то дочерей несколько штук было, но для складности ограничимся одной), да с сыночком Иванушкой. Собрался раз Иванушка жениться, взял, как полагается в сказках, лук певучий да стрелу калёную, да и пальнул куда глаза глядят. С первого раза, правда, не шибко здорово получилось – крестьянина в поле пришил. Хорошо хоть, что насмерть, а то бы жениться пришлось… Пожурил царь сына за смердоубийство, и наказал в следующий раз лучше целиться. И даже парочку адресков подкинул… Не послушался сынок папеньки, и опять послал стрелу куда ни попадя. И пошёл искать – куда это он зафигачил, и нет ли там чего-нибудь похожего на невесту. Вообще-то в сказках всё удаётся лишь с третьего раза, но у нас, сразу предупреждаю, сказка неправильная. Впрочем, скоро сами увидите…
Короче, нашёл Иванушка свою суженую со стрелой в зубах – всё как положено.
-Привет! – говорит. - Ты что – Царевна-Лягушка?
-С чего ты взял?!
-Да морда у тебя лягушачья, и зелёная ты какая-то.
-Зелёная – потому что прыщи зелёнкой лечу, а лягушачья – потому что у нас, бедных девушек, нету ни времени, ни денежек в косметических салонах сидеть, да из рож своих конфетки делать.
Не поверил Иван своему несчастью, велел невесте негаданной сейчас же удариться о сыру землю и оборотиться красавицей писаной. Ударилась девица о сыру землю, и оборотилась девицей с фингалом под глазом…
Делать нечего, пришлось Ивану жениться на том, что было. Послал он её перед свадьбой сначала в баню, потом – на медосмотр (а то мало ли что…), потом к семейному врачу-косметологу Мордухаю, потом – к придворному кутюрье Иудушкину. И стала она если и не красавицей, то уж среди жаб и лягушек точно была бы мисс Вселенная. Только фингал под глазом замазать не удалось – пришлось под вторым такой же рисовать. С тех пор и пошла мода вокруг глаз тени наводить…
Отыграли свадебку, как положено. А часа в два пополуночи - когда первая брачная ночь ну совсем уже наступать начала, налетели вихри чёрные, подхватили невесту царевича, и унесли неведомо куда. Хорошо ещё, что хоть служанку, что свечку держала, оставили…
Наутро объявил царь трёхдневное всенародное горе, а придворный экстрасенс Кошкеровский заявил, что невесту похитил Кощей Бессмертный, и держит её в заложницах. Хоть и лениво было Ивану переться за тридевять земель – суженую выручать, да куда деваться – все ведь сказки читали, знают, что царевичам в таких случаях делать полагается. Лицом великокняжеским в грязь ну никак ударить нельзя… Приложился царевич, как обычай того требовал, к корню своего генеалогического древа на святых мощах Царя-Гороха, хлебнул царской водки для храбрости, сел на коня, да и отправился в дальний путь.
Долго ли, коротко ли, заехал Иван в очередной дремучий лес. Заночевал, как обычно, в палаточке, а на рассвете просыпается от страшного хруста. Глядь – сидит здоровенный такой волчище, и коня царского почти что дожирает. Испугался добрый молодец, но, видя, что зверь уже стал круглым, как колобок и, стало быть, не очень голодным, облегчённо перевёл дух. Судя по звуку – куда-то вниз…      А через час-другой и совсем осмелел царевич, принялся, несмотря на свою врождённую воспитанность, костерить волка по матерному, а тому – хоть бы что. Слушает, да ест. Потом рыгнул смачно так и спрашивает:
-Ты кто?
-Иван-Царевич.
-Еврей что ли?
-Почему это?! – обиделся Иван.
-Да фамилия у тебя еврейская, вроде Макаревича, или там Шендеровича.
-Фамилия у меня самая что ни на есть русская! А царевич – это титул мой.
-Да ладно, знаю я всё про тебя, как про облупленного… Газетки-то, слава богу, почитываем. И куда ж ты едешь, в такое время-то?
-Какое такое время?
-Ты что – не знаешь, что ли, что власть в стране чуды-юды захватили?! А всё твой батюшка! С него всё началось… Какой он на хрен кровавый?! Голубых соплей он, а не голубых кровей! Нет, чтобы нечисть эту в зародыше на корню извести! Теперь же эти чуды-юды всё себе захапали – и бизнес, и финансы, и природные ресурсы, и прессу, и эстраду… А в телевизор так вообще смотреть страшно!
-Да у тебя, милейший, просто чудо-юдофобия какая-то!
-А ты, похоже, самый настоящий Иван-Дурак, хоть и царевич!.. Ну, ладно, конь у тебя уж больно вкусный. Сразу чувствуется – породистый. За такую жрачку я тебя куда хочешь мигом домчу. Отлежусь вот только малость.
-Да мне бы к Кощею Бессмертному - невесту выручать надо.
-Бессмертная у нас теперь только мафия. Это наиглавнейшая чудо-юдская организация. У неё и невеста твоя. Но к тебе она уже вряд ли вернётся – её эта самая мафия звездой эстрады назначила. Она теперь песню поёт - про погоду в хате, или что-то вроде этого. Они ведь, чуды-юды эти, звёздами только своих назначают…
-Так что – она тоже?..
-Само-собой! Правда, и из вашего племени они одного в звёзды вывели, потому как голос у него золотой, а сам – глуп, как пробка, следовательно – чудам-юдам безопасен. Они его так и называют – наш Николушка-Дурачок.
-И что же мне теперь делать?
-Надо тебе к нашим пробираться – к Илье-Муровцу, Никите-Рожемяке и Змею Горынычу. Только они одни пока ещё  с мафией этой воюют.
-Да, чуть не забыл спросить, а что с моими царём-батюшкой и прочими милыми моему сердцу домочадцами?
-А ты загадку отгадай, тогда скажу.
-Какую ещё загадку?
-Сидит девица в темнице, а пи…да на улице.
–Понятия не имею!
-Точно – дурак! Да ещё и придуривается… Это же так просто – с девки трусы сняли, и на голову натянули.
-Ну и похабник же ты, волчара! Так что же, всё-таки, с моими родственниками?
-А-а, ты всё про это… Да давным-давно уже постреляли всех. Как цыплят перещёлкали!..
…-Приснится же такое! – в ужасе воскликнул, подскочив на кровати, всероссийский самодержец Николай-Последний. –Ерунда какая-то! Да у меня даже сына вовсе не Иваном зовут!
Успокоившись на этом, царь засунул ноги в домашние тапочки с беличьими мордочками и, подойдя к письменному столу, в очередном приступе гуманизма накидал указ об увеличении жалования томящемуся в крымской ссылке государственному преступнику - революционеру Бромштейну. А то уже близился Новый год, а у того, судя по его прошению, не хватало денег даже на французское шампанское…
1999 год.

Довесок к материалу “Скрип сапогов и осы-кровососы”

Как я уже писал, практически любое из стихотворных произведений Высоцкого является кладезем либо безграмотности, либо нелепости, либо абсурда, либо некомпетентности, либо их самых причудливых комбинаций.
В связи с тем, что простой обыватель, не искушённый ни в литературе, ни в вопросах логики, ни в прочих специальных знаниях, оценивает творения Высоцкого поверхностно, и своё обожание сего кумира, сформировавшееся под воздействием целого комплекса факторов (в том числе и откровенной мифологии, и беспрестанно подпитываемого пиара), переносит на ВСЁ, что с этим персонажем связано, трезво взглянуть правде в глаза большинство не желает на уровне инстинкта, да и по своему интеллектуальному уровню просто неспособно. И аргументы - любые - на таких людей повлиять не могут. В результате моя сатирическо-критическая работа, посвящённая его стихотворному творчеству, у многих вызывает отторжение и даже враждебность по отношению ко мне. Плевать. Для меня истина дороже положительного мнения обо мне кого-то из тех, кого я имею веские основания считать быдлом…
Для тех же, кто способен следить за ходом чьей-то мысли и мыслить самостоятельно, и кому интересно с моей помощью увидеть то, чего не замечает практически никто, сейчас я пройдусь по ещё одной песенке В. Высоцкого.

Дорожная история

Я вышел ростом и лицом
(Спасибо матери с отцом),

Здесь следует порадоваться за героя песни, но и отметить, что его внешние данные НИКАКОГО отношения к дальнейшему развитию событий не имеют, соответственно, приведение этой информация в данном случае просто бессмысленно. (Можно было бы написать:

Я кашу с рыбьим жиром ел,
И свинкой в детстве не болел.
Большим и сильным стал. Спасибо, детский сад!

На ход повествования это никак бы не повлияло…)

С людьми в ладу - не понукал, не помыкал,

С людьми в ладу - что? Жил, наверное. Но не влезло слово в стихотворную строчку, и автор, вместо того, чтобы поработать над текстом и найти достойный вариант, пишет как бог на душу положит. Фанаты схавают…

Спины не гнул - прямым ходил,
И в ус не дул, и жил, как жил,

Жил, как жил - нелепое словосочетание. Вероятно, автор хотел сказать “жил, как живётся”, но всё как всегда…

И голове своей руками помогал.

Это что - думать что ли? Черепную коробку массировал, когда процесс мыслеварения стопорился?

Но был донос и был навет,
Кругом 500 и наших нет

Это как мухи и котлеты – донос отдельно и навет отдельно? Наверное, всё было вместе, но автор затруднился сформулировать строчку должным образом. Честно признаюсь, фраза “кругом 500 и наших нет” мне ни о чём ни говорит. Может - традиционный для В. бред, может - жаргон какой-то…

И кабинет с табличкой “Время уважай!”
Там прямо без соли едят

Вообще-то надо говорить не “бЕз соли”, а “без сОли”. И писать соотвествующим образом. И что едят? Придерживаются какой-то бессолевой диеты, и пищу принимают исключительно не солёную? А таблички “Время уважай”, скорее всего, быть не могло. Так тексты для табличек не формулируют. Даже убогие энкавэдэшники из народа. Только Высоцкий на такой способен.

Там штемпель ставят наугад,
Кладут в конверт и посылают за Можай.

Что в конверт кладут, штемпель? Ничего больше нет, чтобы в конверт класть. Что такое “посылают за Можай” - тоже не знаю, но что бы в конверте ни посылали за Можай, всё равно непонятно - что в натуре происходит. И какое это отношение имеет к герою.

Потом - зачёт, потом - домой:
С семью годами за спиной
Висят года на мне - ни сбросить, ни прогнать
Но на начальника попал,
Который бойко вербовал
И за Урал машины стал перегонять…

Употребление союза “но” подразумевает какое-то противопоставление (например, пытался сочинять стихи, но таланта бог не дал), здесь же попадание на начальника выглядит как противопоставление тому, что “висят года”, и это - нелепо.

Дорога, а в дороге “МАЗ”,
Который по уши увяз.
В кабине тьма, напарник третий час молчит.
Хоть бы кричал, аж зло берет -
Назад 500, вперед 500,
А он зубами “Танец с саблями” стучит.

Здесь начинается уже основная ахинея. МАЗ вроде как “по уши увяз”. Т. е. однозначно стоит. Тогда о каких назад-вперёд 500 идёт речь??? А почему в кабине тьма? Двигатель работает, следовательно, должно работать и какое-то освещение. Судя по всему, никаких попыток выбраться водилы не предпринимают (иначе в любом случае разговаривали бы). Видимо, оба сидят в кабине. Напарник молчит, и герою это не нравится. Следовательно, сам он не молчит. Т. е. либо что-то говорит, либо кричит (что, по его мнению, лучше молчания), либо поёт. Но нам почему-то не сообшает - какие конкретно звуки он издавал. Может, такие, что напарник и сказать-то не знал что, чтобы не обидеть… Насчёт зубов тоже непонятно - то ли от страха “стучит”, то ли от холода. А это - в свете дальнейших событий - весьма немаловажно. И… Высоцкий, наверное, считал, что “Танец с саблями” – замечательный художественный образ в его тексте. А по сути – бессмыслица. (Кто не в курсе – слушайте соответствующий балет Хачатуряна.)

Мы оба знали про маршрут,
Что этот “МАЗ” на стройке ждут,

Какие-то нелепые две строчки - просто образец косноязычия. И что значит – знали про маршрут? Что знали-то?  Что он существует? Или куда должен привести? Или ещё что? И какое значение имеет то, что они “знали про маршрут”? К чему это сказано???

А наше дело - сел, поехал - ночь, полночь!
И надо ж так - под новый год,
Назад 500, вперед 500,
Сигналим зря, пурга, и некому помочь.

Сигналят, видимо, по очереди. Может, у кого громче получится… И кому? Дурнее занятия трудно придумать - сигналить куда-то в пространство. Лучше бы постарались машину вызволить, шоферюги хреновы. И кто это ждёт МАЗ под новый год? Социалистические фанатики вроде главного героя?

“Глуши мотор, - он говорит, -
Пусть этот “МАЗ” огнем горит!
Мол, видишь сам, что больше нечего ловить,
Куда не глянь - кругом 500,
И к ночи, точно, занесет,
Так заровняет, что не надо хоронить!

Блин, так ночь ещё не наступила! Чего ж тогда “в кабине тьма”? Что характерно - напарник произносит СОВЕРШЕННО ЗДРАВЫЕ СЛОВА. Хотя, конечно, что означает “кругом 500″ - понять невозможно. И непонятно, что он конкретно предлагает. Ну, заглушили мотор, а дальше-то что? Возможно, он и хотел высказать своё предложение, но…

“Я отвечаю: “Не канючь!”

А он и не канючил. (Канючить - надоедливо просить о чём-нибудь, жалуясь на что-нибудь. Толковый словарь Ожегова.) Кстати, абсолютно неясно – какой альтернативный вариант  подразумевался главным героем. Продолжать сидеть и замерзать? Ради чего?

А он за гаечный за ключ,

Абсолютно надуманная, высосанная из пальца ситуация. Никаких причин хвататься “за гаечный за ключ” нет. Разве что напарник психически нездоров. И, наверное, он просто схватился за гаечный ключ, а не “ЗА гаечный ЗА ключ”. Опять убогое уродование русского языка в погоне за размером стихотворной строчки.

И волком смотрит, он вообще бывает крут.

Увы, слово “вообще” полностью разрушает ритм строки, превращая её в нестихотворную. Хотя достаточно было употребить слово “порой”, и всё было бы прекрасно. Но великому и ужасному В. такая элементарщина недоступна…

А что ему - кругом 500,
И кто кого переживет,
Тот и докажет, что был прав, когда припрут.

Маразм крепчает. Речь уже идёт о потенциальном смертоубийстве. Из-за чего? Фактически один предложил заглушить мотор и предупредил о грозящей опасности, второй довольно грубо ответил ему, но не до такой же степени, чтобы убивать…

Он был мне больше чем родня -
Он ел с ладони у меня.
А тут глядит в глаза, и холод по спине.
А что ему - кругом 500,
И кто там после разберет,
Что он забыл, кто я ему и кто он мне.

Тут опять эти дурацкие непонятные “кругом 500″, и очередная нелепость - “кто там после разберёт, что он забыл, кто я ему и кто он мне”. А кому, зачем или для чего вообще надо ЭТО разбирать??? Ну, допустим, даже разобрали бы - что бы это изменило и на что могло повлиять?

И он ушел куда-то вбок.

Уйти вбок можно только по отношению к какому-то ориентиру. Скорее всего, вбок по отношению к машине и, следовательно, дороге. Т. е. - полный идиотизм: уходить с дороги в пургу и в жуткие сугробы (МАЗ, как мы помним, увяз по уши). И куда напарник мог пойти? Они что – сто метров от пункта отправления отъехали? Вообще-то речь идёт о дальнобойщиках и, скорее всего, они находились хрен знает где.

Я отпустил, а сам прилег,

Да ни хрена он не отпускал. Тот сам ушёл, без какого-либо отпускания.

Мне снился сон про наш веселый оборот:
Что будто вновь кругом 500,
Ищу я выход из ворот,
Но нет его, есть только вход, и то не тот.

Как и вначале текста, информация о содержании сна никакого значения для повествования не имеет. Что снился этот сон, что не снился - никакой разницы.

Конец простой - пришел тягач,

А откуда он взялся? Сотовых-спутниковых телефонов тогда не было. Самый вероятный вариант - напарник сообщил куда надо. Т. е. - он был в своих действиях абсолютно прав. Теоретически возможно, что тягач (весьма медлительная техника, кстати) пустили просто по маршруту в связи с плохими погодными условиями. Тогда одно из двух – либо место, откуда он вышел, было близко (и ПОЙТИ туда за помощью – при возможности передвигаться по снегу – было бы самым разумным решением), либо тягач пришёл весьма нескоро, и ожидавший его герой-энтузиаст уже должен был замёрзнуть.

И там был трос, и там был врач,

Где там? ТАМ – означает место в пространстве. Если в тягаче, то следовало написать “в нём”. Сообщать, что в тягаче был трос – полная нелепость. Это примерно то же, что сообщать, что он был заправлен горючим, уровень масла в картере двигателя – достаточным, и тягачом управлял водитель. И при чём тут врач? Опять бессмысленная информация. (Просто автору позарез нужно было хоть что-то сочинить в рифму к тягачу.) И ряд: трос, врач - выглядит весьма некорректно. Впрочем, это уже из высшей литературной “математики”…

И “МАЗ” попал, куда положено ему,
И он пришел - трясется весь,

Так, судя по всему, до места назначения оставался сущий пустяк. Тягачом МАЗ дотащили до стройки, и туда же по сугробам пришёл напарник. Видимо, работникам стройки водилы и сигналили. Лень было сходить. А когда один всё-таки решил, второй чего-то в бутылку полез… Странная история.

А тут опять далекий рейс…
Я зла не помню, я опять его возьму.

Из этих строк выходит, что тот, от лица которого всё излагается, ГЛАВНЫЙ. (ВОЗЬМУ!) Вот всегда так, умный человек - на подхвате, а кто подурней - решения принимает… Хотя зря он его опять возьмёт. Тот то зубами стучит, то за гаечный за ключ хватается, то трясётся. Явно больной. Впрочем, дело хозяйское…

ЭПИЛОГ.

Как писал Маяковский, “Поэзия – та же добыча радия. В грамм – добыча, в год – труды. Изводишь единого слова ради Тысячи тонн словесной руды”.

Соотвественно, стихотворное творчество Высоцкого Маяковский поэзией бы не назвал. (А я НИКАКИХ претензий к этим строкам Маяковского не имею. Классно сказано. Это к  утверждениям некоторых дилетантов, что высмеять можно любой текст.)

И ещё. Есть песня про бродячих артистов (авторов и исполнителей не знаю) с такими словами самих артистов о себе:
-Невеликие таланты, но понятны и просты…

В случае с Высоцким фактически всё точно так же. Но почему-то “понятность” (естественно, поверхностная, если не вникать в СУТЬ им написанного) и “простота” (вплоть до полной убогости) обществу навязываются именно как ТАЛАНТ. Впрочем, у нас в стране всё так… Настоящий талант быдло (т. е. – основная часть населения) оценить неспособно, но готово разорвать на куски. Те, кто уже заняли тёплые места “наверху”, талант никогда не пропустят, иначе на его фоне будет видна их либо убогость, либо посредственность… (Любому человеку с мозгами понятно, что в “лучшие” пробиваются в первую очередь те, кто лучше умеет ТУДА ПРОБИВАТЬСЯ, а не те, кто на самом деле являются лучшими. И кто проходит по ряду критериев, никакого отношения к творчеству не имеющих…)  Впрочем, это тема отдельного и очень большого разговора.