Полный порядок! Астрологический прогноз на сегодня

А ты гуляй, душа!..

(Из глубин архива)

Решили у нас в культурном отделе, что при городской администрации, пригласить на гастроли всероссийско известного титана сентиментальной песни Михаила Шкафутинского (США). Да прошёл слух, что мужик он крутой, вспыльчивый, чуть что не так - может и лицо помять. А масса-то у него - о-го-го! Вот желающих ехать на переговоры и не оказалось. Народ же наш, городской, про это дело прознав, волноваться стал, пикеты разные организовывать - требовать, короче, своего кумира. Тут я возьми, да и предложи свою кандидатуру. Ну а дальше, как говорится, дело техники.

Нашёл я певца в одной из московских гостиниц. И получился у нас то ли разговор, то ли интервью… В общем, как всё было, так и излагаю:

В. Семенов. Здравствуйте, уважаемый Михаил, не знаю, к сожалению, как по батюшке.

М. Шкафутинский. Ты кто?

В. С. Да из Чугуногорска я - представитель народа, прессы и администрации.

М. Ш. Как Иисус Иосифович, стало быть, един в трёх лицах… Имя-то у тебя есть, представитель?

В. С. Владимир я.

М. Ш. Вова, значит. Ну ладно, Вова, повезло тебе, что бороду носишь - люблю бородатых. А то бы морду набил.

В. С. За что?

М. Ш. А чего вы меня в свой Чугуногорск до сих пор не приглашаете? Знаешь, как обидно?!

В. С. Михаил, не знаю, к сожалению, как по батюшке, всё не так, как вы думаете. Как раз сейчас вас и решили пригласить.

М. Ш. Так что же ты мне сразу не сказал?! А я тут сижу, хандрю, понимаешь, и, оказывается, совершенно напрасно. Ну, народ! Ладно, давай мировую. (Достаёт бутылку).

В. С. Да я, вообще-то, не пью.

М. Ш. Уже пьёшь! Кстати, зови меня просто Мишей.

(Приходится пить).

В. С. Миша, я давно хочу спросить, да всё случая не было. Почему вы из Америки сюда приехали?

М. Ш. Да кому там нужно моё пение? Там на полтора эмигранта из России - три певца. А американцам вообще плевать на нас со статуи “Свободы”.

В. С. Так что, плохо в Америке жилось?

М. Ш. Да не то, чтобы плохо, но сам понимаешь - чтобы мою фигуру в форме поддерживать, хорошее питание требуется. Вот на это все деньги и уходили.

В. С. А в России?

М. Ш. Тут для начала спонсор был нужен. Ну, я и нашёл небольшой свечной заводик. Они мне костюмы купили, аппаратуру, а я песенку спел про свечи. У них объём продаж после этого в сорок раз вырос. Модно стало две свечи зажигать. Так всё и началось. Выпьем!

(Приходится пить).

В. С. Миша, ты, оказывается, отличный мужик! Я тебя уважаю. А вот ещё вопрос, который волнует общественность - ты спишь с девушками, которые тебе подпевают?

М. Ш. Ну, Вова, ты меня насмешил. Я ведь, когда сплю, ворочаюсь - всё русская мафия снится, а они вон какие хрупкие. Задавить могу в два счёта! И вообще я с женщинами давно спать перестал. Надоели. Только начну засыпать, будят. “Ты что? - спрашивают, - сюда спать пришёл?” А зачем же ещё?

В. С. Ну, тогда задам вопрос по-другому - ты имеешь с ними интимные контакты?

М. Ш. Да нет, конечно. Ладно, никому не говорил, а тебе скажу - та, что постарше - моя дочь от пятого брака.

В. С. А остальные?

М. Ш. Внучки от первого.

В. С. Класс! Давай выпьем.

(Приходится пить).

Миша, а как ты всё-таки в строчку попал? Сразу звездой стал?

М. Ш. Главное, чтобы в России стать звездой - не быть русским. Ты вспомни ранешних звёзд. Утёсов, Бернес, Хиль, Отс, Магомаев, Кобзон, Цой… Русских-то и нет. А сейчас: грузин Меладзе, татарин Газманов, болгарин Киркоров, Леоньтьев - не поймёшь сразу - кто, ну и так далее. Русских раз-два, и обчёлся. И то одного тёща вытянула, а второго вот совсем застрелили, царствие ему небесное*.

В. С. А, так ты…?

М. Ш. Давай не будем об этом. Лучше выпьем.

(Приходится пить).

В. С. А не кажется тебе, Миша, что ты очень похож на популярного некогда греческого певца Демиса Руссоса?

М. Ш. Не напоминай мне про этого (неприличное слово)! Он ведь что творит - приехал недавно в Россию и ездит по городам, концерты даёт под мою фонограмму. Под меня шарит. Ох, поймаю я его, получит он у меня в среднее ухо!

В. С. Да, думаю, тогда в Греции будет всё, кроме Демиса Руссоса. Слушай, а как же он без твоих девок выступает? Их же все знают?

М. Ш. Говорит, что всех в декрет отправил. Он ведь (неприличное слово) и русский выучил по методу Илоны Давыдовой.

В. С. Миша, а кто тебе из наших певцов нравится?

М. Ш. Да, пожалуй, только Буйнов. Из наших он, да и песня у него хорошая есть, про еду: “Не пожевать это рагу я не смогу”.

В. С. А Меладзе?

М. Ш. Да ну его, писклявого! Всю душу обсэрил.

В. С. Кстати, о душе. Песни у тебя, Миша, конечно, душещипательные, но не все такие уж хорошие. Вот где душа с глазами, там текст такой, что уши вянут. Смысла - двадцать процентов.

М. Ш. И ты думаешь, я не знаю? Это же шоу-бизнес! Чем смысла меньше, тем народу приятнее - думать не надо. Ты что, Вова, уже готов?

В. С. Н-нет. Я уже не готов. Или готов не уже? А, какая разница! Наливай.

(Приходится пить).

А правда, Миша, что тебе все женщины на свете нравятся?

М. Ш. Почти.

В. С. А почему ты ищешь новую каждую весну? У тебя это что, сезонное? Как у котов?

М. Ш. Ты понимаешь, Вова…

К сожалению, в этот момент что-то случилось с диктофоном. То ли я на него наступил, то ли Миша посмотрел, но запись на этом кончается. Что было дальше - помню весьма смутно, а что-то сочинять - не имею такой привычки. Когда я проснулся, мне сообщили, что Шкафутинский уехал на гастроли в какое-то труднопроизносимое национально-территориальное образование, чем сорвал наши так замечательно начавшиеся переговоры. Но я на него не в обиде. Большому кораблю, как говорится… Так что, гуляй, Миша.

1996 год




Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.